Юрий Сёмин: «Мне помогает футбольный бог»

Юрий Сёмин: «Мне помогает футбольный бог»

Виктория Хесина, «АиФ»: После чемпионского матча с «Зенитом» камеры показали ваши слёзы. О чём вы в этот момент думали?

Юрий Сёмин: О сезоне, тяжелее которого в моей жизни, наверное, не было. Каждый шаг к этому чемпионству давался очень тяжело. Я вспомнил, сколько труда вложили игроки, тренеры. Посмотрел на 30-тысячный стадион — в каком восторге были люди! Тут меня и пробрало. Мы это сделали! И такие же слёзы, эмоции я видел у своих игроков. Они самые настоящие. Так не сыграешь, не притворишься.

— Уверена, сейчас вы в ежечасном режиме принимаете поздравления, слышите: «Никогда в тебе, Юрий Палыч, не сомневался». А были ли все эти люди рядом, когда вас убирали из «Локомотива», когда вы смотрели на матчи команды с трибуны как болельщик? 

— У меня есть мои самые близкие люди, с которыми я иду по жизни, причём очень давно. Белая у меня полоса или чёрная — ничего не меняется в наших отношениях. А остальные? Когда ты на волне успеха, то телефон звонит беспрерывно, стоит оступиться — и тишина. Но, честно, меня это уже давно не трогает, не задевает. Привык.

«Мне не нужна реклама»

— «Иностранцы отработают контракт, соберут чемодан и забудут про Россию. Им, в отличие от меня, не надо здесь каждый день смотреть в глаза болельщикам», — говорили вы в интервью «АиФ». Когда в последний раз было неловко смотреть в эти глаза? 

— Даже в этом сезоне. Когда проигрывали «Амкару», когда дарили очки командам, у которых, казалось бы, обязаны были выигрывать. Но я никогда не прячусь. Надо объясниться — всегда объяснюсь. И были моменты, когда я выходил к болельщикам, отвечал на вопросы, брал всю ответст­венность на себя.

— Судя по фото в Инстаграме, свой день рождения вы провели в больнице, навещая 14-летнего болельщика «Локомотива», который пострадал от пиротехники во время матча с «Зенитом». 

— Нет, это было за день до того (11 мая Юрию Сёмину исполнился 71 год. — Ред.). Мы узнали о том, что мальчик попал в беду, связались с его отцом и после тренировки поехали с Коротковым (помощник президента ФК «Локомотив». — Ред.) в больницу. А как иначе? Не только потому, что Кирилл — наш, болеет за «Локомотив». На то мы и люди, чтобы помогать друг другу.

И мальчишка такой умнейший, отличник… Когда увидел нас, улыбаться стал, духа у него прибавилось. Сказал: «Выдержу все операции». Это нам и нужно было. Вы поймите, это от сердца. Не от того, что я нуждаюсь в рекламе, Инстаграме. Хотя, конечно, когда я выложил это в Интернете, у меня была определённая цель. Хотелось, чтобы люди наконец задумались. Вся эта агрессия на трибунах — это чудовищно. Команды должны воевать на футбольном поле, а зрители должны наслаждаться игрой. А когда футбол доводит до больничной койки? Ну не стоит оно того! И ведь народ наконец пошёл на стадионы. С «Краснодаром» играли, с «Зенитом» — билетов не достать было. Но представляете, сколько родителей не пустят мальчишек на стадионы, сколько людей отвернутся от футбола после таких эпизодов? Я уже не говорю о том, что у нас чемпионат мира на носу. Не имеем мы права так вести себя на трибунах!

— В РФПЛ говорят, что надо переходить на платный показ важных матчей чемпионата России. Мы не боимся такими действиями потерять зрителя?  

— Это такой сложный вопрос. С одной стороны, говорят, что государство не должно помогать футбольным клубам. И оно перестаёт помогать. Вы же видите, сколько сейчас команд на грани выживания. И надо брать где-то деньги, потому что не может без них современный футбол. Нет финансирования — нет высоко­классных игроков. Я не думаю, что это нормально, когда телевидение нам платит копейки. Особенно когда я вижу поступления клубам от телевизионщиков в Англии (за 3 года 5 млрд евро. — Ред.). Но я понимаю, что мы — не Англия и не можем зарабатывать так за счёт простых людей. Значит, надо искать компромисс — чтобы ни болельщики, ни клубы не страдали. Например, сделать налоговые льготы для частных инвесторов, которые вкладываются в спорт. Тогда и деньги пойдут, и телевидение сможет показывать матчи бесплатно.

«Я не лезу в чужое дело» 

— Всегда хотела спросить: когда вас стали называть Палыч?

— Сейчас пытаюсь вспомнить и не могу. Кажется, кто-то из футболистов году так в 2002-м. Сначала один, потом другой. Вот и повелось — Палыч, Палыч. Вроде так по-панибратски, но мне нормально. Иностранные игроки меня вообще просто тренером зовут. У них так на Западе принято. Идёшь на тренировку, а они: «О, тренер, привет». 

— Кстати, про иностранцев. Это ведь благодаря «Локомотиву» в нашем футболе появился первый легионер — американец Дейл Малхоллэнд. 

— В какой-то мере. Это была инициатива Госкомспорта, тогда все вопросы там решались (Малхоллэнд мечтал играть в СССР, разрешение получил после встречи с замглавой Госкомспорта Гаврилиным, оказался в «Локомотиве» в 1990 г. — Ред.). У нас спросили, что мы думаем об этом. Я сказал: «Давайте, ведь первый иностранец — это реклама для клуба». Играл он, конечно, не часто, уровня ему не хватало. Но парень был неплохой, всегда с теплотой отзывался о России, ему было интересно здесь жить. По-моему, он ради этого и приехал сюда, несмотря на то, что тогда отношения с Америкой были плохие. Хотя хорошие они редко были. 

— Вы раньше говорили, что не перестаёте учиться. И в 71 год учитесь? 

— Каждый день. Чему? В тактике уже нет ничего нового. Другое дело — психология, концентрация игрока на каждый матч — это сегодня выходит на первый план. Вот как оно происходит? Это же очень интересно. Я учусь и у игроков. Смотрю, какие решения они принимают в разных ситуациях, могу в их разговорах что-то для себя почерпнуть. А если человек не учится, считает, что всё знает, значит, он остановился. Раз остановился, обойдут другие. А я не хочу, чтобы нас обходили. 

— А сами вы делитесь опытом с тренерами, даёте ли им советы? Например, главному тренеру сборной?

— Я всегда готов к общению. У меня хорошие отношения со всеми тренерами — нашими, иностранцами. Но вот лезть в чужое дело не буду, не имею такого права. Ведь не знаешь все детали — какая ситуация в команде, какие проблемы. Я, наоборот, говорю молодым ребятам, которые сейчас тренируют, — сами разберитесь. Советы пусть дают болельщики или большие начальники, которые привыкли у нас это делать. А я не буду советовать, потому что слишком хорошо знаю футбол.

Цифры ЧМ-2018

Зарплаты тренеров (в год )

5 самых высоких: 

5 самых низких: 

Лёв (Германия) — € 3,8 млн 

Маалул (Тунис) — € 354 тыс. 

Тите (Бразилия) — € 3,4 млн

Рамирес (Коста-Рика) — € 348 тыс.

Дешам (Франция) — € 3,4 млн

Крстаич (Сербия) — € 298 тыс

Лопетеги (Испания) — € 2,9 млн

Навалка (Польша) — € 268 тыс.

Черчесов (Россия) — € 2,5 млн

Сиссе (Сенегал) — € 200 тыс.

Данные голландского Zoomin TV

— Лично вас что может расстроить на чемпионате мира по футболу? Что должно произойти, чтобы вы сказали: «Ёлки-палки, но почему же так?!»

— А зачем мы сразу с расстройств? Негатива и так полно, зачем его ещё и прогнозировать? Я вот думаю, какое огромное количество людей приедут и смогут изменить своё мнение о нашей стране. Они вернутся домой после чемпионата и скажут: «А Россия-то, оказывается, хорошая страна, и люди замечательные». И в том, что организация у нас будет самая лучшая в мире, я даже не сомневаюсь. А сборная… Тут всё зависит от подготовки перед чемпионатом мира. Как проведут, так и выступят. Дай бог, чтобы всё было удачно.

Вопрос от болельщика: Отправляться на сбор в Австрию перед домашним чемпионатом мира — это как? Мы стыдимся своих полей, своих тренировочных баз, которые вроде как семь лет готовили? Мы не хотим дать футболистам дышать разлитой в воздухе атмосферой карнавала, ощущать себя частью этого футбольного праздника, испытывать гордость? Или мы не доверяем своим футболистам, считаем, что в Москве они будут шалить, а в скучной Авст­рии отвлекаться не будут?

— А зачем нашей сборной в Авст­рии готовиться к чемпионату мира, который пройдёт в России? Многие болельщики этого не понимают.

— Не мы первые, не мы последние. В Австрию перед крупными турнирами приезжают на сборы многие команды. Там в это время самые лучшие погодные условия, среднегорье, что очень хорошо для функционального состояния игроков. Да и потом, они в каком-то смысле должны сейчас одни побыть, сконцентрировать свою энергию. 

— Вы как-то сказали, что есть футбольный бог и что он вам помогает. А почему? 

— Я всю свою жизнь работаю, и работаю честно. Живу по совести, в любой ситуации стараюсь оставаться в первую очередь человеком. Так почему бы ему мне не помогать?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.