«Россия сосредотачивается». Как друг Пушкина вернул России флот

Кому ж из нас под старость день Лицея 
Торжествовать придется одному? 
Несчастный друг! средь новых поколений 
Докучный гость и лишний, и чужой, 
Он вспомнит нас и дни соединений, 
Закрыв глаза дрожащею рукой…

Когда Александр Сергеевич Пушкин в 1825 году написал эти строки, он, разумеется, не мог знать, кому из его однокашников выпадет участь пережить остальных. Ответ на этот вопрос был получен летом 1880 года, вскоре после торжеств по случаю открытия теперь всем хорошо известного памятника Пушкину в Москве. Последним из лицейских товарищей Пушкина в живых остался Александр Михайлович Горчаков, в годы учебы получивший от лицеистов прозвище «Франт».

Выдающийся государственный деятель, Горчаков остался в истории и последним канцлером Российской империи. Заняв этот пост, в 1867 году, он оставался канцлером до самой смерти. И, хотя формально должность канцлера не была упразднена до революции, после Горчакова она оставалась вакантной.

Портрет Горчакова руки Пушкина.
Портрет Горчакова руки Пушкина. Источник: Public Domain

В начале славных дел

Своему приятелю блестящее будущее Пушкин пророчил в стихах:

Тебе рукой Фортуны своенравной
Указан путь и счастливый и славный

Поэт не ошибся — Александр Горчаков вошел в историю как один из самых влиятельных дипломатов в отечественной истории.

Он родился 15 июня 1798 года в Гапсале (ныне — эстонский Хаапсалу). Отец Александра, генерал-майор Михаил Алексеевич Горчаков, по долгу службы не раз переезжал с места на место, и к путешествиям мальчик привык с юных лет.

Получив хорошее начальное образование на дому, о чём позаботилась мама, Елена Васильевна Ферзен, Саша в 1811 году успешно сдал вступительные экзамены в Царскосельский лицей.

Предполагалось, что юных представителей русской элиты в этом учебном заведении будут готовить к государственной службе. Мы с вами знаем, что задумка удалась не в полной мере. Но, если из Александра Пушкина государственного деятеля не получилось, то его тезка Горчаков ожидания педагогов оправдал в полной мере. Лицей он закончил с золотой медалью за «примерное благонравие, прилежание и отличные успехи по всем частям наук».

В 19 лет в чине титулярного советника Горчаков начал свою карьеру в Министерстве иностранных дел.

Он сразу же столкнулся с закулисной войной и интригами. В МИДе шла постоянная борьба различных группировок. Горчаков для себя решил, что лучше оставаться в стороне, возможно, не обретая друзей, но и не наживая врагов.

Отставка по любви

Поучаствовав в работе конгрессов Священного союза в Троппау, Лайбахе и Вероне, Горчаков начал вникать в кухню европейской политики. В 1820 году он получил назначение на должность секретаря российского посольства в Лондоне. Это была именно то назначение, о котором мечтал молодой дипломат, и он сумел показать себя с самой лучшей стороны. Став первым секретарем посольства и получив чин надворного советника, Горчаков проработал в Лондоне до 1827 года.

В последующие десять лет он работал в Берлине, Вене, Флоренции, обрастая нужными связями и знакомствами. Но в 1838 году карьера прервалась — Горчаков вышел в отставку по собственному желанию.

Официально причиной отставки была свадьба. 40-летний Горчаков решил покончить с холостяцкой жизнью, взяв в жены Марию Александровну Мусину-Пушкину.

37-летняя вдова генерала Мусина-Пушкина имела на руках пятерых детей от первого брака, что никоим образом не смутило Горчакова. Мария Александровна и к 40 годам оставалась одной из первых красавиц Москвы. Второму мужу она родила двух сыновей — Михаила и Константина.

Но не только семейные заботы были причиной отставки Горчакова. У него не сложились отношения с главой МИДа Карлом Нессельроде, который всячески тормозил карьерный рост дипломата. Сам Горчаков надеялся, что рапорт об отставке не примут, но Нессельроде избавился от него с удовольствием.

Карл Нессельроде.
Карл Нессельроде. Портрет работы неизвестного художника

Друг Отто

Возможно, на этом бы история дипломата Горчакова и закончилась, если бы не вмешательство тестя, князя Александра Михайловича Урусова.

Александру Михайловичу, человеку влиятельному, чрезвычайно импонировал второй муж дочери. Видя, что Горчаков тоскует по дипломатической работе, он сумел добиться для него нового назначения. В 1841 году дипломат был направлен чрезвычайным посланником и полномочным министром в Вюртемберг.

Поначалу казалось, что Горчаков попал на периферию европейской политики. Но дипломат очень быстро понял, что процессы, происходящие на немецкой земле, очень скоро перевернут весь Старый Свет.

С 1850 года он работал уполномоченным при германском союзном сейме во Франкфурте, не без успеха отстаивая российские интересы на этом направлении. Он очень близко сошелся с немецким политиком, чьи взгляды на европейское будущее во многом совпадали со взглядами Горчакова. Политика звали Отто фон Бисмарк.

В 1853 году Александр Михайлович пережил личную трагедию — умерла горячо любимая жена. Необходимо было заботиться о семерых детях, однако и дипломатическая служба также требовала от Горчакова максимальной отдачи. В 1854 году он был направлен послом в Вену.

На переднем крае дипломатии

Ситуация в Европе развивалась для России крайне неблагоприятно. Очередная война с Турцией обернулась военным столкновением с Францией и Англией. Император Николай I, за несколько лет до этого отправивший войска на подавление революционных выступлений в Австрийской империи, рассчитывал если не на поддержку Вены в разгорающемся конфликте, то хотя бы на ее нейтралитет. От Горчакова император ждал решения этой задачи.

Прибыв в Вену, посол понял, что ситуация гораздо хуже, чем полагают в Петербурге. Никакой благодарности к русскими австрийская корона не испытывала. Вена начинала стягивать войска для угрозы русской армии на Дунае, а австрийские дипломаты пытались втянуть в войну еще и Пруссию.

Все, что мог в этой ситуации сделать Горчаков — это проинформировать Петербург и принять все возможные меры для того, чтобы оттянуть вступление Австрии в войну.

Русскому послу удалось удержать Австрию от вступления в войну, однако в конце 1855 года Вена передала новому российскому императору Александру II ультиматум, невыполнение которого означало, что Австрия присоединится к враждебной коалиции.

Россия признала поражение, которое было зафиксировано Парижским мирным трактатом 1856 года. Несмотря на то, что усилиями российских дипломатов ряд условий удалось смягчить, они все равно оставались крайне тяжелыми. Россия лишалась права держать военный флот на Черном море, а вместе с этим теряла возможность оказывать серьезное влияние на европейскую политику.

Новый курс России

Поражение в Крымской войне стало и поражением русской дипломатии Николая I, олицетворением которой был граф Нессельроде. Он ушел в отставку, и новым министром иностранных дел Российской империи был назначен Александр Горчаков.

Ему предстояло шаг за шагом восстанавливать позиции в России в Европе, избегая при этом резкого обострения ситуации, чреватого новой войной. Преобразования, начатые Александром II внутри страны, требовали спокойствия на границах.

21 августа 1856 года в российские посольства поступила циркулярная депеша МИД Российской империи, которую было приказано довести до сведения иностранных правительств. В ней Горчаковым были сформулированы новые принципы внешней политики России.

«Россию упрекают в том, что она изолируется и молчит перед лицом таких фактов, которые не гармонируют ни с правом, ни со справедливостью. Говорят, что Россия сердится. Россия не сердится, Россия сосредотачивается», — писал Горчаков.

Глава российского МИДа начал долгий, постепенный процесс, итогом которого должно было стать снятие ограничений, наложенных на страну Парижским трактатом.

Портрет князя Александра Михайловича Горчакова, 1860-е годы. Фотография Карла Бергамаско.
Портрет князя Александра Михайловича Горчакова, 1860-е годы. Фотография Карла Бергамаско

Ты — мне, я — тебе

Однако в 1863 году об осторожности пришлось забыть. В Польше вспыхнуло восстание, и на сторону повстанцев встали Англия, Австрия и Франция, требовавшие от Петербурга уступок. Но к этому моменту главой правительства Пруссии стал Отто фон Бисмарк, который в польском кризисе поддержал российскую позицию. Таким образом, единого европейского фронта против России выстроить не удалось. Дипломатические маневры Горчакова удерживали Париж, Лондон и Вену от прямого вмешательства, и русской армии удалось в относительно краткие сроки подавить повстанцев.

Взамен Бисмарк получил от Горчакова нейтралитет России в войне Пруссии с Данией в 1864 году, Австрией в 1866 году и Францией в 1870 году.

Ослабление Австрии и Франции вело главу российского МИДа к желанной отмене самых тяжелых статей Парижского трактата.

В октябре 1870 года, когда поражение французов в войне с Пруссией стало неизбежным, Горчаков известил европейские державы о том, что Россия более не считает себя связанной ограничениями, касающимися права иметь военный флот на Черном море.

Великобритания была в ярости, но составить антирусскую коалицию в Европе в этот момент не представлялось возможным. Лондонская конвенция 1871 года окончательно вернула России право на Черноморский флот.

«Самая черная страница в моей служебной карьере»

На пути к этому Россия создала условия для возникновения Германской империи. Горчаков оставался верен идее союза с Берлином, но Бисмарк, надо признать, его просто переиграл. Новая Германия смотрела теперь на Россию не как на союзника, но как на конкурента. К середине 1970-х годов в отношениях Бисмарка и Горчакова наступило серьезное охлаждение.

Александр Михайлович Горчаков обеспечил спокойствие во внешней политике, которое требовалось России для внутренних преобразований. В 1877 году коренным образом изменившаяся русская армия вступила в войну с Турцией, и одержала ряд блестящих побед, окончательно восстановивших позиции России в мире.

Но эти успехи требовали подкрепления на дипломатической арене, и здесь оказалось, что старая линия Горчакова уже не отвечает велению времени.

Предварительный Сан-Стефанский мирный договор, подписанный в марте 1878 года, вызвал резкое недовольство европейских держав, потребовавших проведения конгресса.

1 июня 1878 года открылся Берлинский конгресс, итоги которого сам Горчаков охарактеризовал так: «Берлинский трактат есть самая черная страница в моей служебной карьере».

Антон фон Вернер «Берлинский конгресс» (А. М. Горчаков (слева, сидит, касаясь руки Дизраэли), Отто фон Бисмарк (в центре, жмет руку Шувалову)). Художник Антон фон Вернер.
«Берлинский конгресс, 13 июля 1878» (Горчаков (слева, сидит, касаясь руки Дизраэли), Бисмарк (в центре, жмет руку Шувалову)). Художник Антон фон Вернер

Блестящие победы России были в больше степени дезавуированы, а основным выгодоприобретателем стала Австро-Венгрия. Во многом такой исход был обеспечен Бисмарком, который исполнял роль председательствующего. Отношения двух канцлеров, российского и германского, были окончательно разорваны.

Карьера Александра Михайловича Горчакова фактически завершилась на Берлинском конгрессе. Хотя номинально он уйдет с поста главы МИДа лишь за год до смерти, а канцлером будет оставаться пожизненно, последние годы он посвящал не работе, а лечению. А еще воспоминаниям о богатой событиями жизни, а друге юности Пушкине, и о многом другом, свидетелем чего он был за свою долгую жизнь.

Умер старый дипломат в 1883 году в Баден-Бадене. Похоронили Александра Михайловича в фамильном склепе на кладбище Сергиевой Приморской пустыни в Петербурге.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.